Amanethes
«No brain, no pain»©
«Однажды во время прогулки Татарский остановился у закрытого на обед
обувного магазина. За его витриной оплывала в летнем зное толстая
миловидная продавщица, которую Татарский почему-то сразу назвал про
себя Манькой, а среди развала разноцветных турецких поделок стояла
пара обуви несомненно отечественного производства.
Татарский испытал чувство мгновенного и пронзительного узнавания.
Это были остроносые ботинки на высоких каблуках, сделанные из хорошей
кожи. Желто-рыжего цвета, простроченные голубой ниткой и украшенные
большими золотыми пряжками в виде арф, они не были просто безвкусными
или пошлыми. Они явственно воплощали в себе то, что один пьяненький
преподаватель советской литературы из Литинститута называл "наш
гештальт", и это было так жалко, смешно и трогательно (особенно
пряжки-арфы), что у Татарского на глаза навернулись слезы. На ботинках
лежал густой слой пыли - они были явно не востребованы эпохой.
Татарский знал, что тоже не востребован эпохой, но успел сжиться с
этим знанием и даже находил в нем какую-то горькую сладость. Оно
расшифровывалось для него словами Марины Цветаевой: "Разбросанным в
пыли по магазинам (Где их никто не брал и не берет!), Моим стихам, как
драгоценным винам, Настанет свой черед". Если в этом чувстве и было
что-то унизительное, то не для него - скорее для окружающего мира. Но,
замерев перед витриной, он вдруг понял, что пылится под этим небом не
как сосуд с драгоценным вином, а именно как ботинки с пряжками-арфами.»Пелевин

@музыка: The Cure